DEIMS-Клуб

СЕМИНАР "СОВРЕМЕННЫЙ КУРТУАЗНЫЙ ЭТИКЕТ ЛЮБВИ"

Семинар по совершенствованию коммуникативных навыков

30 марта 2019

10:00-16:00 часов ( 8 акад. часов)

Творческие встречи

Информация

Творческие встречи

Уважаемые члены нашего Клуба! Приглашаем Вас на встречу с литературным творчеством наших коллег. На этой странице мы будем публиковать анонс новых работ, встреч и обсуждений.

Участники: 8
Последняя активность: Авг 2, 2017

Приглашение к обсуждению

ЧЕРТЫ ЗАГАДОЧНОЙ ЧЕРТЫ

Упоминание в любом повествовании о факте прошлого начинается с указания пространственной («на работе», «в Париже») и временной координат. Последняя либо бесстрастно точна (5марта 1953г. Великий вождь всех…), либо интригующе туманна (однажды). Так вот…

Однажды я прибирал свой дачный участок после перезимовки, перекатываясь из одного угла в другой, от одного дела к другому, коим, как известно любому дачнику, несть числа. Пребывая в борьбе с накопившимся мусором и беспорядком, трудно размышлять о лучезарном будущем, зато легко и целебно блуждать внутренним оком по утоптанным или уже зарастающим травой забвения тропинкам прошлого. В какой-то момент этой самой борьбы Бог весть по какой причине луч обращенного в прошлое внимания вдруг высветил образ одной подруги, с которой в мои тридцать лет был светлый, бурно-радостный роман, но… так и не проросший в настоящее с возможностью будущего.


Воспоминание имело привкус застарелой грусти, из которой как-то чувственно-ассоциативно вдруг выплыли связанные в предложение слова: «есть в близости людей заветная черта». Даже не просто в предложение, а явно в поэтическую строчку: есть пульсация ритма, сбитость, упругость строки. Но нет завершенности, чувствуется, что у нее должно быть продолжение и какое-то разрешение, итог. Продолжая выдергивать с корнем сорняки, я стал повторять её в полголоса раз за разом: вдруг она потянет из памяти за собой следующую. Но, увы, ничего не вытанцовывалось. Правда, вместо ритмичного продолжения в голове стала звучать какая-то ностальгическая мелодия, в дыхании которой вдруг засверкали близкие друг другу слова «страсть» и «влюбленность»…


Это как-то обнадежило меня, я продолжал бубнить уже найденную первую строку, настойчиво воспроизводя на вакантном поле второй эти два пока бесприютных слова. И где-то минут через сорок последние неожиданно встроились в ритмичное предложение: «её не перейти влюбленности и страсти». «Её» – это, видимо, «черту» из первой строки. Так, так… Это уже похоже на начало будущего четверостишья, строфы, завершенность которой, однако, опять не просматривалась.
Чьи это строчки? Есть в них что-то от классики. Б.Пастернак? А может, А.Ахматова? Во времена упомянутого выше романа я весьма был увлечен этими поэтами наряду с М.Цветаевой и А.Белым. Не знаю, не знаю…


Я продолжал перемещаться по участку, беспрестанно напевая две строчки и нечленораздельно мыча вместо отсутствующих, надеясь, что на ритмике этого мычанья из-под завалов памяти потянется нить третьей строчки. У меня в какой-то момент почему-то возникло подозрение, что слово «страсти» рифмуется в конце этой строфы с одним из двух слов: либо «счастье», либо «части». Более того, я почувствовал, что именно оно выведет меня на четвертую строку в целом. Так и произошло: где-то минут через 30 после безуспешных попыток застолбить внутренне связанными словами пустое пространство последней строчки перед предполагаемым словом, она вдруг выстрелилась во всей своей упругой радости: «И сердце рвется от любви на части». Уф-ф-ф… Ура! Это уже что-то.


Остался последний рубеж... Черт возьми, неужели третья строчка, которая до сих пор себя никак не обнаруживала, уж теперь-то не высверкнет хотя бы отдельными словами, а то и – а почему бы нет – целиком?! Я кувыркался на участке, распевая на подобие мантр три строчки, спотыкаясь после второй, но… третья не подавала со своей стороны никакого намека, ни одной зацепки. Хоть входи в соавторство с поэтом и пиши сам. Я пытался даже вывести ее чисто логически из уже имеющихся, но… Аристотель не протянул своему последователю, московскому преподавателю философии и логики, руку помощи. Может, просто понимал, что поэзия и логика – «две вещи несовместные», как выразился в 19 веке «наше все»…


А солнце, между тем, уже намеревалось закатиться за горизонт. Пора было кончать вытаптывать каменистую, но весьма плодородную причерноморскую землю – участок мой находится, как это ни странно, не в подмосковье, а далеко на юге - и пойти завершить наполненный трудами и жонглированием памятью день омовением в водах мирового океана. Я прервал вдохновенно-заклинательное песнопение и стал переодеваться, молча сопя, для появления на пляже в качестве бледнотелого и зеленолицего отдыхающего, вырвавшегося из прокопченного автомобильным смогом мегаполиса. В какой-то момент я с усталой горечью подумал про неудачу поиска заколдованной третьей строки, как вдруг без всяких завываний, вне всякой связи со второй и четвертой она плюхнулась откуда-то сверху в зияющую щель между ними: «пусть в жуткой тишине сливаются уста». Есть!!! Я ликовал! А обретшая свою полноту строфа зазвучала во всю симфоническую мощь облагороженного культурой основного инстинкта.

Есть в близости людей заветная черта,
Её не перейти влюбленности и страсти,-
Пусть в жуткой тишине сливаются уста
И сердце рвется от любви на части.

… К пляжу я не шел, не брел устало после наполненного хлопотами душного летнего дня, а, подобно скользящему по солнечному лучу небожителю, летел на крыльях наполненной восторгом мелодии стиха. Меня вновь закружило сорокалетней давности пронзительное ощущение ожидания счастья, до которого осталось совсем немного, возможно, всего лишь один поворот. Я с наслаждением повторял, как заевшая пластинка, эти наполненные напором жизненной силы молодости, любовной страсти строчки. И вскоре стал замечать, что из общего гармоничного строя слов, как черт из табакерки, повадилось выскакивать слово «черта», настойчиво приковывая к себе мое внимание то ли своей ненужностью, то ли, наоборот, своим непонятным пока мне особым и очень важным смыслом.


Я озабоченно направил свою память в прошлое: а как это слово воспринималось в период бури и натиска в жизни молодого человека, предпринимавшего энергичные попытки найти себе место под солнцем? И обнаружил: а никак… Я его тогда практически не замечал, расценивая как вспомогательное, чисто служебное слово для заполнения пустого пространства, возникшего между основными смыслосодержащими словами с целью придания гладкости и ритмичности поэтической строке. Подобные слова можно встретить у многих поэтов. Однако, опыт общения с поэзией подсказывает, что у поэтов милостью Божьей проходные слова встречаются крайне редко. Забытый же мной автор вспомнившихся строчек скорее всего принадлежал к немногочисленной когорте избранных. Тогда, получается, следует отнестись к слову «черта» не как к рифмообразующему костылю, но как к наполненному необходимым и, быть может, весьма важным содержанием понятию.
Я сфокусировал свое внимание на этой черте, пытаясь понять: чем страсть «до» отличается от страсти «после»? Почему, наконец, черта «заветная»? До черты целоваться что ли запрещено? Или за ней человеку открывается нечто более… Что более? Что за нечто?


И тут в моей памяти высветились напряженно впившиеся в меня глаза сидящих в зале людей, как-то раздумчиво, едва заметно кивающих своим мыслям и тому, что я им рассказывал. А происходило это в Сибири, когда в свои тридцать с небольшим лет я читал множество лекций по линии общества «Знание» перед самой разнообразной аудиторией – по возрасту и профессии, в домах культуры и производственных цехах, информированности ради и пользы души для. Одной из моих тем для молодежи была «О дружбе и любви». Шла она хорошо, нарасхват. К этому времени с помощью как своего жизненного опыта, так и благодаря художественной и специальной литературе я уже разобрался в немалом числе тонкостей и превратностей и дружбы, и любви. В том числе и в различии между эффектно-скоропалительным фейерверком влюбленности и пусть даже неброским, но глубоким и продолжительным горением любви. Разобрался настолько, что поставил даже под сомнение щемящий сердце вывод великого драматурга всех времен и пространств в конце известного произведения: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте».

Повсеместно и безоговорочно принято считать, что эта повесть о прекрасной и сильной любви. Но это не факт… Ибо лодка с двумя подростками, плывущими по бурному морю своих чувств и противоборства родителей, еще не сталкивалась с рифами быта («любовная лодка разбилась о быт» В.Маяковский), не проверена временем, не испытана чарующими соблазнами, роковыми случайностями и силой человеческих слабостей. Шекспир дал яркое описание прелюдии любви - влюбленности. И грустно, конечно, что конфликт между их семьями трагически оборвал только начавшие расцветать молодые жизни. В том числе оборвал и влюбленность. Но не любовь! Собственно до любви в драме дело не дошло. Любовь - это уже другая песня и, нередко, другая драма.


Я всегда делился своими соображениями на этот счет с благодарной аудиторией. А вот теперь, перед закатом солнца, и сам понял значение выражения «заветная черта» и смысл всей строфы, которые не осознавал в пору неразличения двух состояний неравнодушного сердца.


Четверостишие, наконец, обрело полноту и завершенность. Потому что «после» наступает любовь – высшая ценность существования человека, его душевное состояние и чувство, которые выше свободы, богатства, справедливости и, возможно, счастья. Любовь – это экзистенциальное чувство, тогда как влюбленность – это любовная страсть. Кроме любовной существует тьма других страстей, в том числе и низменных. Указание поэта на кардинальный водораздел между влюбленностью и любовью и есть основной посыл, «message» этих четырех строк, их «сверхзадача», говоря уже языком Станиславского.


Жаль, что имя поэта, написавшего так запавшие в меня строки, мне все же не вспомнилось. И жаль, что эта заветная черта оказалась непреодолимой для меня и той подруги из моей неспокойной юности. Так уж случилось, что мне известна дальнейшая её судьба. Она всегда была и остается весьма содержательным и достойным человеком. Другое дело, был ли достоин её я?..
Кто знает?


* * *


Вернувшись осенью в Москву, я обратился за помощью именно к ней – пребольшому знатоку поэзии – с просьбой подсказать мне имя автора. На что она тут же сказала: «Эх ты! Ладно, не буду дальше. Это же Ахматова!».

И зачитала мне всё стихотворение:

Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти,-
Пусть в жуткой тишине сливаются уста
И сердце рвется от любви на части.

И дружба здесь бессильна и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие - поражены тоскою...
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.

Услышав его целиком, я впал в задумчивость и замешательство, из которых не вышел до сих пор…


И не удивительно! Возможностей мужской логики, как правило, недостаточно для постижения способности целостного видения женщиной запутаннейшего мира человеческих взаимоотношений. Да еще такой женщиной, как Ахматова! Интуиции же, которая иногда, в минуту утраты логической бдительности посещает представителя так называемого сильного пола, последний не склонен доверять.
Но я, впрочем, не в обиде на Всевышнего: в чем-то, действительно, сильнее оказался мужчина – бицепсами-трицепсами, линейной логикой направленного в основном на внешний мир мышления (что, кстати, вкупе с эрудицией и принято называть «умом»). А в чем-то приоритет оказался за женщиной – в силе, тонкости и умении любить, в способности разбираться в сложнейшей психологии межчеловеческих взаимоотношений. Что ж, каждому свое! Хотя невольно возникает смутное ощущение некоторой обделенности мужчины, если исходить из предположения, что для человека все-таки важнее разобраться в себе самом, любимом, чем в очарованности и странности кварков. За мужчину, однако, несколько обидно!


С другой стороны, это содержащее в себе зародыш комплекса мужской неполноценности ощущение растворяется без остатка при простом осознании того фундаментального факта, что в этой взаимодополняющей связке антимиров Женщина - первична, она есть основа, стержень человеческого бытия, тогда как мужчине природой отведена функция условия, подпорки, опоры, без которых женщина не сможет реализовать свою миссию в этом прекрасном и яростном, по выражению А.Платонова, мире. Прекрасном, кстати, благодаря женщинам и яростном за счет мужчин.

Продолжить

Николай Щукин, 2008 г.

Дискуссионный форум

В этой группе еще нет ни одной темы форума.

Доска комментариев

Комментарий от: Katherina DI, Июль 25, 2010 в 3:09pm
По поводу эссе Н.Н. Щукина.
Спасибо, что записали свои размышления. Это интересно! Заставляет задуматься. И сразу же возник вопрос, почему возникает "черта". От кого это зависит? От человеческой воли или другой Силы? Кто заинтересован в появлении этой "черты"? А может быть это простая случайность?

Комментарий

Вы должны быть участником Творческие встречи, чтобы добавлять комментарии!

 

Участники (8)

 
 
 

ЭТИКЕТ. SKYPE КОНСУЛЬТАЦИИ

Консультант по этикету Лариса Крашкина

Запись на консультацию

ШКОЛА ЭТИКЕТА В МОСКВЕ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Школа Этикета для взрослых (г. Москва)

Семинары и курсы для взрослых (г. Москва)

Семейный этикет

Запись на семинар

Практика Этикета (Первый Модуль)

Практика Этикета (Второй Модуль)

Семинары для женщин

Специальное предложение по формированию имиджа леди в контексте этикетной культуры

Узнать больше ...

Запись на семинар

Семинары для мужчин

Специальное предложение по фомированию мужского имиджа в контексте этикета

Узнать больше ...

Для родителей

Специальное предложение для родителей и детей по семейному этикету
Узнать больше ...

Для старшеклассников

Специальное предложение по этикету для учеников старших классов
Узнать больше ...

Вводный семинар

СЕМИНАР. Тема: «Этикет как феномен культуры и социального статуса личности».
Запись на семинар

Руководителям

Специальное предложение для руководителей бизнеса
Узнать больше ...
Запись на семинар

 ЭТИКЕТ ИНДИВИДУАЛЬНО

 

Индивидуальные занятия по этикету в Москве с преподавателем высшей школы

Запись на тренинг по индивидуальной программе

Форма для обратной связи 

Тематические статьи

Статьи об имидже

Статьи о дизайне

Статьи об этикете

Статьи о культуре и образе жизни

Школа Этикета. Предложения.

СТОЛОВЫЙ ЭТИКЕТ


И ГАСТРОНОМИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА
Москва, отель Метрополь
09.02.2019
Групповой семинар этикетной практики застолья

СЕМИНАР


"ГЕНДЕРНЫЙ ЭТИКЕТ"

МУЖЧИНА + ЖЕНЩИНА
Социальные роли, отношения и модели поведения
18, 19, 20 декабря 2018

19:00-21:00 часов

"ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНА"



ПОДАРОК ЛЮБИМОЙ ЖЕНЩИНЕ
Индивидуальные консультации для мужчин по этикету

"ПРАКТИКА ЭТИКЕТА"

"ПРАКТИКА ЭТИКЕТА"
РЕГУЛЯРНЫЕ ЗАНЯТИЯ В ГРУППЕ
Совершенствование этикетных навыков с элементами ролевой игры

"ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНА"



НЕСКУЧНЫЕ ПРАВИЛА ЭТИКЕТА
Индивидуальные консультации для женщин

Новости и пресс-релизы Центра DEIMS

НОВОСТИ

24.01.2019. О стиле "бизнес кэжуал" для Всероссийского конкурса "Лидеры России". Комментарий Ларисы Крашкиной, руководителя проекта "Центр имиджевой культуры DEIMS", по запросу пресс-службы Всероссийского конкурса "Лидеры России", в небольшой заметке, состоящей из заданных вопросов и ответов консультанта. Подробнее ...

ПРЕСС-РЕЛИЗЫ

Пресс-релизы проектов "Центр имиджевой культуры DEIMS" и "Школа Этикета для взрослых"

События 2017

25.12.2017. О том, что такое нравы, в программе "Пятидневка" с Вадимом Тихомировым на "Радио России" говорили с cоциальным психологом, профессором МГУ, научным руководителем курса практической психологии в Высшей школе экономики Тахиром Юсуповичем Базаровым и Ларисой Ивановной Крашкиной, основателем и руководителем проекта "Центр имиджевой культуры "DEIMS", к.ф.н., историком, специалистом по этикету...

31.03.2017. Лекционный вечер о культуре застолья

31.03.2017. В Тургеневской гостиной Библиотеки-читальни им. И. С. Тургенева в Москве, 29 марта состоялся лекционный вечер на тему «О культуре...

© 2019   Created by Лариса Крашкина.   При поддержке

Сообщить о проблеме  |  Условия использования

Добавить сайт или пресс-релиз google-site-verification: googleb0e4d9457ab5d1a6.html