DEIMS-Клуб

Хранители наследия. Книга из цикла "Клубные беседы"

В 2012 г. вышла в свет книга «Хранители наследия» — первая книга из цикла «Клубные беседы».

В нее вошли интервью с видными деятелями русской дворянской эмиграции: Элен Каррер Данкосс, Сергеем Алексеевичем Капнистом, Никитой Дмитриевичем Лобановым-Ростовским, Александром Александровичем Трубецким, Дмитрием Михайловичем Шаховским, Петром Петровичем Шереметевым.Главные обсуждаемые темы – природа аристократизма, жизнь русского дворянства, прошлое и будущее России.

Познакомиться с книгой можно на сайте.

*****

Хранители наследия

Клубная беседа с Элен Каррер д’Анкосс «Русская мысль» начинает серию интервью, опубликованных в этой книге. Наша первая беседа с Историком и политологом, специалистом по России Элен Каррер д’Анкосс.

– Мой первый вопрос – о вас. Не могли бы вы рассказать о своем происхождении? У вас ведь есть русские корни?

– Да, у меня корни, я скажу, всяческие, кроме французских. Это интересно, из меня вышла настоящая француженка. Франция – страна, которая способна все очень хорошо переварить. Моя мать была полурусская-полунемка, ее русские предки сыграли большую роль в истории. Я этим горжусь. Орловы посадили на престол Екатерину Великую. Один из ее предков – граф Панин – играл большую роль при Александре II, его подпись стоит под законом о раскрепощении: он был против раскрепощения крестьян, и Александр II, который был очень умный человек, понял, что его подпись обязательно нужна, это успокаивало всех тех, кто не хотел раскрепощения крестьян. Он был тонкий политик, Александр II. Два моих предка, граф Панин и граф Пален были среди четырех человек, которые убили Павла I. Так что, как вы видите, есть те, кто играл большую роль у престола, и те, кто переорганизовал престол. Это все-таки интересно. Это моя русская семья. Отец моей матери был немец.

...Эмиграция не плакала, не жаловалась – и это люди, которые все потеряли, которые жили очень трудно из старой аристократической семьи, его дедушка был князь. Внучка моего прапрадедушки Мария была королевой Румынии и, кстати, была поэтом. А с русской стороны у меня есть и Комаровский, который был близким другом Пушкина. Так что эта смесь политики и литературы объясняет, может быть, почему я интересуюсь Россией. Мой отец был грузин, хотя он только на три четверти был грузином, у него одна бабушка русская – это объясняет, почему я интересуюсь национальным вопросом. Мне никогда не говорили, что она русская, у грузин это не принято. Отец – из старой грузинской семьи, его дед Нико Николадзе был великим писателем и одним из проповедников не то чтобы грузинского национализма, но какой-то грузинской идентичности в смысле культуры. У моих немцев были и польские предки, и шведские предки, и какие-то итальянские. Так что, видите, это очень разнообразные корни.

– Тем не менее, ваши родители родились в России?

– Моя мать родилась не в России. Когда ее мать вышла замуж за немца, они себе задали вопрос – это было до войны 1914 года – где могут жить цивилизованные люди. И ответ был – во Флоренции. Так что моя мать родилась во Флоренци , она даже была итальянка по паспорту до того, как она встретила моего отца. И отец как грузин учился в Германии после конца независимости Грузии, после 1921 года. Потом он приехал во Францию, там они поженились и были то, что называется, апатридами с нансеновскими паспортами. Так что это, может быть, объясняет, почему у меня такой открытый подход к национальному вопросу.

– А вы ведь родились уже во Франции?

– Да, но я не жила в среде эмигрантов. Потому что мои родители совершенно не любили эмигрантские движения. Кроме церкви, никуда не ходили. Я жила с нормальными французами.

– Но русский язык всегда был с вами? – Меня научили русскому языку до французского. Когда я родилась, мои родители решили, что нужно, чтоб первый язык, который я слы шала, был русский, и, когда мне было четыре с половиной года, меня просто послали к французам далеко от Парижа: у них никто не говорил порусски, а я ни слова по-французски. И сразу я стала двуязычная. Это были друзья моих родителей, но мне были абсолютно не знакомы. У меня никаких не было проблем, ни психологических, никаких, я вписалась в их жизнь, у меня очень счастливые воспоминания этого времени. В 1946 году Сталин объявил, что он эмигрантов приглашает вернуться в Советский Союз, и моя мать оказалась перед тяжелым выбором. Мой отец умер, она была одна, у нее было двое детей. Это были тяжелые времена. Когда отец был жив, она не работала. А у эмигрантов все-таки была тяжелая материальная жизнь. Она никогда не думала о Советском Союзе, это совсем ее не интересовало, мои родители не любили ни коммунизм, ни Советский Союз. Моя мать даже никогда не была в России. И вот явился какой-то человек из советского посольства. Вы знаете, они ходили по семьям эмигрантов, приглашая их приехать.

Этот человек явился к нам и говорит моей матери: «Вам очень трудно воспитывать ваших детей». Это правда – она работала, но мало зарабатывала. «В Советском Союзе мы будем опекать их полностью. Так что приезжайте в Советский Союз с ними, они будут учиться, ваша дочь закончит среднюю школу, университет».

– Это был большой соблазн все-таки, решение всех вопросов.

– Да, многие ведь вернулись: Цветаева, Куприн, Алексей Толстой. Моя мать не думала ни минуты. Мы жили на первом этаже, она открыла дверь и сказала: «Убирайтесь, чтоб я вас никогда не видела». Он ее пробовал убеждать снизу лестницы, я помню это, говорил: «Вы не понимаете, что вы просто погибните так, вы им не можете ничего дать, а в Советском Союзе все вам будет». Вокруг нас были люди, которые брали советские паспорта. Она же сказала: «Никогда, это против моих убеждений. Тут, во Франции, эмигранты получили убежище, мои дети будут французы. В Советский Союз – никогда». В то время мы не знали, как развернется жизнь людей, которые уехали. И потом, первый раз, когда я была в Советском Союзе, я была, помню, в Алма-Ате. Меня Министерство иностранных дел послало, была какая-то научная встреча советская, а я была молодая студентка, начинала писать диссертацию. И на меня кинулся какой-то молодой парень при выходе из театра в Алма-Ате, и говорит: «Вы знаете, я сын эмигрантов, мои родители меня сюда вернули. Вы не можете представить, какой это кошмар». В одну минуту мне все рассказал, потом его оттащили. Я всю свою жизнь уважала мою мать, которая погубила себя, у нее было здоровье очень слабое. Но это был человек, который был способен не быть соблазненным. Все-таки она была очень культурной женщиной, говорила на пяти языках. Я считаю, что она меня спасла, я благодарю ее каждый день, каждый день молюсь Богу, благодарю ее за то, что она не вернулась в Советский Союз. Я уверена, что никак не перенесла бы этого. С тех пор, когда я была в Советском Союзе, всегда встречала каких-то молодых людей, которые прошли через этот период и этот выбор. И я думала: «Боже мой, это могла бы быть моя молодость!» Хотя у меня молодость была безденежная очень, пока я не закончила учебу, было очень трудно. Но я никогда не думала, что мог бы быть другой выбор.

Я пытаюсь понять, что должны были чувствовать люди, выросшие у себя дома, в роскоши и потом потерявшие практически все – родной дом, родную среду, не говоря уже о роскоши и богатстве? Ведь титулованные дворяне после жизни в усадьбах вынуждены были идти работать таксистами. Мой отец тоже. Мой отец был доктор философских наук, а потом стал таксистом. Моя мать, после того, как отец умер, работала у людей уборщицей.

– То есть настоящий аристократ не теряет кого-то внутреннего стержня, внутреннего достоинства, даже если он теряет роскошь, деньги, положение?

– Я вам скажу. Я знала эту эмиграцию, эмиграцию первого поколения, потому что это были мои дедушки, мои тетушки. Я видела советскую эмиграцию пятидесятых годов и советскую эмиграцию семидесятых годов. И я никогда не видела такой достойной эмиграции, как первая. Я очень уважаю людей, которые выехали из Советского Союза, но все-таки советское воспитание – другое. Когда они приезжали, они считали, что им нужно помочь, нужно то, нужно се. Самые лучшие люди, самые приличные, но все-таки они считали, что раз они эмигрировали, то их нужно поддерживать. Первая эмиграция ни о чем не просила. Конечно, она была во многом из аристократической среды. Мы жили очень близко к семье графов Ламсдорфов. Моя тетушка Ламсдорф, она была урожденная Хвостова, а ее брат был министр при Николае II, – они были из старой русской аристократии, богатые, у них все было. Они жили потом здесь очень бедно, в темной маленькой квартирке. Я помню, когда мне было 20 лет, я приходила к ней, она вышивала ночью, как многие женщины из аристократии умели, у них были золотые руки. Она вышивала для Шанель, для других, белье для богатых американок. И я говорила: «Тетя Наташа, все-таки, может быть, я могла бы у вас что-то устроить в этой квартире?» – а там были только какие-то ящики и диванчики. Она мне говорила: «Слушай, моя дорогая, у нас мебель была подписана Жако, что ж ты хочешь, чтоб я какую-нибудь гадость поставила? У нас было, теперь нету, и кончено». Меня так и воспитывала моя мать, которая была из старой аристократической семьи, мне родители говорили: «Правда, у нас все было. Теперь нет, и очень хорошо. В конце концов, это нас научило, что жизнь может быть трудная». И так меня воспитали.

– Как был устроен ваш быт тогда?

– Мы жили в маленькой квартирке, был один стул, все жили на диванах, и какой-то стол переставляли перед диванами. Жили в доме, где было много эмигрантов. Я помню, что, например, ножей не было, потому что мясо не ели. Ели то, что называлось «битки», но битки из того мяса, которое дают кошкам теперь. Был один нож, чтобы резать хлеб. Но всегда были гости, и люди бегали с третьего этажа к другим русским на второй этаж, говорили: «Одолжите стул, одолжите два ножа, одолжите три стакана». И было страшно весело, у меня воспоминания этих трудных времен очень веселые. Эти люди никогда ни у кого ничего не просили – люди, у которых все когда-то было. Это просто сознание своего достоинства. Они приехали и были благодарны за то, что их приняли в страну. Никогда я не слышала, чтобы кто-то сказал, что могут нам помочь. Какие-то добрые швейцарцы помогали, увозили детей летом иногда в Швейцарию, но никакое государство, никто ничего не давал. И люди в эмиграции не считали, что что-то нужно дать. Это все-таки было и воспитание, и чувство своего достоинства, чувство, что нужно просто вести себя нормально. И притом я никогда не слышала ни от кого: «Мы были богаты, у нас отобрали». Никогда не говорили: «Мы когда-то должны отобрать обратно». Никогда никому ни пришла такая идея в голову. Когда Борис Николаевич Ельцин, которого я очень уважала, меня раз спросил (он уже был президентом): «Слушайте, я знаю, что у вашей семьи были большие имения, что вы желаете, чтобы я вам отдал?» Я ему сказала: «Ничего не отдавайте, ради Бога». В общем, это поколение воспитало своих детей в идее, что так было суждено и, в конце концов, это урок жизни.

– Вы упомянули, что в вас пересекается сразу несколько аристократических линий, несколько разных даже кровей аристократических. То есть и российская, и немецкая…

– И немецкая, и русская, и польская. Теперешний президент Комаровский, который из старой аристократической семьи, – у нас какие-то общие предки.

– Вот интересно, русское дворянство отличается от европейской аристократии?

– Нет, оно было совсем европейское. Они по всей Европе разъезжали, не было никакой разницы. Разница появилась с двадцатых годов, когда по-настоящему европейская аристократия начала приглашать к себе милых таксистов. Может быть, если они бежали бы к каким-то людям, которых они знали до этого, те помогли бы. Но эта эмиграция ничего ни у кого не спросила, решила, что нужно взять себя в руки и работать.

– Можно ли сказать, что французская аристократия первой половины века несколько отторгала тех аристократов, даже титулованных, которые приехали после революции?

– Нет, она их не отторгала, просто они не побежали к ней.

... "

Представления: 50

Комментарий

Вы должны быть участником DEIMS-Клуб, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в DEIMS-Клуб

ЭТИКЕТ. SKYPE КОНСУЛЬТАЦИИ

Консультант по этикету Лариса Крашкина

Запись на консультацию

ШКОЛА ЭТИКЕТА В МОСКВЕ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Школа Этикета для взрослых (г. Москва)

Семинары и курсы для взрослых (г. Москва)

Семейный этикет

Запись на семинар

Практика Этикета (Первый Модуль)

Практика Этикета (Второй Модуль)

Семинары для женщин

Специальное предложение по формированию имиджа леди в контексте этикетной культуры

Узнать больше ...

Запись на семинар

Семинары для мужчин

Специальное предложение по фомированию мужского имиджа в контексте этикета

Узнать больше ...

Для родителей

Специальное предложение для родителей и детей по семейному этикету
Узнать больше ...

Для старшеклассников

Специальное предложение по этикету для учеников старших классов
Узнать больше ...

Вводный семинар

СЕМИНАР. Тема: «Этикет как феномен культуры и социального статуса личности».
Запись на семинар

Руководителям

Специальное предложение для руководителей бизнеса
Узнать больше ...
Запись на семинар

 ЭТИКЕТ ИНДИВИДУАЛЬНО

 

Индивидуальные занятия по этикету в Москве с преподавателем высшей школы

Запись на тренинг по индивидуальной программе

Форма для обратной связи 

Тематические статьи

Статьи об имидже

Статьи о дизайне

Статьи об этикете

Статьи о культуре и образе жизни

РАСПИСАНИЕ ТРЕНИНГОВ

Светский дебют

Центр имиджевой культуры DEIMS Расписание занятий Светский дебют
Ведущая: Л. И. Крашкина, к.филос.н.
Дата: время по согласованию
Количество часов: 4 часа / 8 часов
Условия занятий 15000 руб. / 30 000 руб.

ЗАПИСЬ


Гендерный этикет: образ женщины и модель поведения

Центр имиджевой культуры DEIMS Расписание занятий
Ведущая: Л. И. Крашкина, к.филос.н.
Дата: открытая
Количество часов: 4 часа
Условия занятий 8 000 руб.

ЗАПИСЬ


Гендерный этикет: образ мужчины и модель поведения

Центр имиджевой культуры DEIMS Расписание занятий
Ведущая: Л. И. Крашкина, к.филос.н.
Дата: открытая
Количество часов: 4 часа
Условия занятий 8 000 руб.

ЗАПИСЬ


Основы семейного этикета

Центр имиджевой культуры DEIMS Расписание занятий
Ведущая: Л. И. Крашкина, к.филос.н.
Дата: время по согласованию
Количество часов: 4 часа / 8 часов
Условия занятий 15000 руб. / 30 000 руб.

ЗАПИСЬ


Имидж леди: правила хорошего тона

Центр имиджевой культуры DEIMS Расписание занятий
Ведущая: Л. И. Крашкина, к.филос.н.
Дата: открытая
Количество часов: 4 часа
Условия занятий 8 000 руб.

ЗАПИСЬ


Школа Этикета. Предложения.

"ПРАКТИКА ЭТИКЕТА"

"ПРАКТИКА ЭТИКЕТА"
РЕГУЛЯРНЫЕ ЗАНЯТИЯ В ГРУППЕ
Совершенствование этикетных навыков с элементами ролевой игры

"ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНА"



ПОДАРОК ЛЮБИМОЙ ЖЕНЩИНЕ
Индивидуальные консультации для мужчин по этикету

"ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНА"



НЕСКУЧНЫЕ ПРАВИЛА ЭТИКЕТА
Индивидуальные консультации для женщин

"СТОЛОВЫЙ ЭТИКЕТ"


ЕВРОПЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЗАСТОЛЬЯ
Индивидуальные консультации по столовому этикету

ОБЪЯВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

© 2024   Created by Лариса Крашкина.   При поддержке

Сообщить о проблеме  |  Условия использования

Добавить сайт или пресс-релиз google-site-verification: googleb0e4d9457ab5d1a6.html